Блог О пользователеcoda

Регистрация

hold me down, sweet and low little girl

Календарь

<< Июнь 2011  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

На странице

Быть может, люди здесь не понимают меня. Они пренебрегают моими усилиями, но я знаю: отваги у меня не меньше, чем у них всех. Ибо я ищу Бога, не веруя в него. (c)

  • 9 июня 2011 | 21:27 "Тени в раю", Ремарк 

    Люди много забывают, когда речь идёт о жизни и смерти.

    Даже в наши дни обыденность иногда походит на сказку. Не очень-то весёлую сказку, но, как ни удивительно, конец у неё часто оказывается куда более счастливым, чем можно было ожидать.

    - А вы романтик?
    - Для меня это непозволительная роскошь.

    Смутно я понимал: мгновение это неповторимо, оно никогда не вернётся - уже завтра острота чувств притупится.

    - Не веришь, что это будет длиться долго?
    - Как я могу верить?
    - Во что же ты веришь?
    - В то, что с каждым днём становится хуже.

    Человек вообще не меняется. Несмотря на то, что даёт себе тысячу клятв. Когда тебя кладут на обе лопатки, ты готов начать жить по-другому, но стоит вздохнуть свободнее, и все клятвы забыты.

    Не стоит заглядывать чересчур глубоко в душу, иначе скоро наткнёшься на решётку, которая ведёт в подземные каналы, где текут нечистоты.

    - Бедняга. Он просто хочет того, чего у него нет.
    - Единственное, что нельзя потерять. Правда?
    - Бедняга тот, кто больше ничего не хочет.
    - Разве? А я полагал, что тогда становишься мудрецом.

    Конечно, я знал, что стоит мне очутиться одному в комнате, и я начну вспоминать времена, которые предпочёл бы забыть. Ничего не поделаешь. Не мог же я вечно избегать воспоминаний.

    - Вы венец?
    - Венец по происхождению, американец по подданству. А вы?
    - Я венец по убеждению и человек без подданства.

    Если бы весь свет согласился плясать под дудку Гитлера, войны бы не было.

    Приказ сам по себе почти всегда бескровен. С этого всё начинается. Тот, кто сидит за письменным столом, не должен хвататься за топор.

    - Но людей убивают.
    - У человеческого воображения плохо со счётом. Собственно, оно считает только до одного. То есть, до себя самого.

    Беда сплачивает людей лучше, чем удачи.

    Дурацкое жонглирование словами мне надоело. Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет.

    В молодости я любил одиночество. Но годы преследований и скитаний приучили меня бояться его. И не только потому, что оно ведёт к размышлениям и тем самым нагоняет тоску. Одиночество опасно! Человек, который постоянно скрывается, предпочитает быть на людях. Толпа делает его безымянным. Он перестаёт привлекать к себе внимание.

    Чем больше знакомых слов, тем меньше очарования.

    Я приветствую вас как человек, который намерен радоваться жизни до тех пор, пока его не сожрут.

    Посоветуйте вновь испечённому миллионеру купить Ренуара, и он поднимет вас на смех. Для него что Ренуар, что велосипед - один чёрт. Но скажите ему, что Ренуар придаст ему больший вес в обществе, и он тут же купит две его картины.

    Я помню, что вы сказали в тот раз, когда моё сердце исходило печалью... Всё течёт, сказали вы.

    "Ничто не вечно под луной, и красотка станет сатаной."

    - Но тогда я ничего не почувствую. Всё забуду. Будет так, как будто ничего и не было.
    - Жаль, что ты не можешь внушить себе обратное: что всё было, но ты просто забыл.

    Вспышка молнии в ночи заблуждений, надежда в глубочайшей безнадёжности, чудо белой и чёрной магии. Будь же благословенна, любовь.

    И оба они смотрели друг на друга немигающими глазами, а песня всё лилась и лилась. То было слияние без единого прикосновения.

    Завидую тем, кто подобно неунывающим муравьям, сразу после грозы начинает строить заново, вить гнёздышко, обзаводиться собственным делом, семьёй, думать о будущем. Самой большой опасности подвергаются люди, которые ждут.

    - Почему ты не проклинаешь ото всей души жизнь?
    - Разве это поможет?

    Мир полон добрых людей, но замечаешь их, лишь когда оказываешься в беде. И это является своего рода компенсацией за трудные минуты жизни. Удивительный баланс, заставляющий в минуты отчаяния уверовать даже в очень далёкого, обезличенного автоматического бога, восседающего перед пультом управления. Но только в минуты отчаяния - и никогда больше.

    В жизни бывает множество напластований, и в каждом из них встречаются свои вершины, а главное, свои пропасти, нечто вроде цезур. Обычно цезуры не совпадают друг с другом, и тогда пропасть как бы нейтрализуется последующим пластом. Но представьте себе, что все пропасти совпали. Это и есть самое опасное.

    Она казалось живым воплощением несбыточных мечтаний...

    Время здесь останавливалось - время, которое я так бесполезно тратил только на то, чтобы остаться в живых.

    Итак, жизнь продолжается. Она может показаться страшной или прекрасной в зависимости от того, как на неё смотреть! Проще было считать её прекрасной.

    Ложь застревает в памяти надёжнее, чем правда.

    Раз ты спрашиваешь, жениться тебе или нет, то не женись.

    Произошло то, во что, казалось, я больше не верил: я снова ожидал чего-то, и это что-то не было материальным, осязаемым - это было тёплое чувство, блаженное сознание, что я ещё не стал окончательно автоматом. Я вспомнил добрые старые чувства - сердцебиение, учащённое дыхание; в эту минуту я реально ощутил сияние двух жизней - моей собственной и другой, ещё безымянной.

    Я перестал быть зрителем, ко всему, в сущности, равнодушным - я словно сам вышел на арену. Я становился участником событий и при этом испытывал чувство неприязни, которого у меня прежде не было. Я понимал, что оно связано с возникающим чувством симпатии, которое я также ощутил совсем недавно. Я снова оказался включенным в изменчивую игру бытия и уже не был пассивным созерцателем, стремившимся лишь к тому, чтобы выжить. Незаметно в меня вошло что-то новое, напоминавшее отдалённые раскаты грома и заставившее меня усомниться в моей мнимой безопасности. Всё опять заколебалось. Я был снова готов принять чью-то сторону, и моё стремление шло не от рассудка: это было примитивное чувство, немного напоминавшее враждебность мужчины ко всем остальным представителям сильного пола - потенциальным соперникам в борьбе за женщину.

    Для меня вдруг снова стало важным не просто выжить, а добиться чего-то большего, и я снова вступаю в лабиринт эмоций, где властвуют миражи и где разум отступает на задний план.

    Поговорим о том, что у нас осталось! О ночах, о звёздах, об искре жизни, которая ещё теплится в нас, но только не о прошлом.

    "Darling"... В Штатах это слово ничего не значит и значит очень многое. Так называют телефонисток, которых в глаза не видели, и так называют женщин, которых любят больше жизни.

    Только безнадёжные кретины хотят доказать женщине свою правоту и взывают к её логике.

    Когда ты кого-нибудь любишь, обязательно думаешь: "Кто-то из нас умрёт раньше другого, и тот останется один". Если человек так не думает, он не любит по-настоящему. В этих мыслях находит своё выражение великий первобытный страх перед собственной смертью превращается в тревогу за другого. И как раз эта сублимация страха делает любовь ещё большей мукой, чем смерть, ибо страх полностью переходит к тому, кто пережил партнёра.

    Воспоминания чрезвычайно опасны; если ты вступишь на путь воспоминаний, то окажешься на узких мостках без перил, по обе стороны которых - пропасть; пробираясь по этим мосткам, нельзя ни иронизировать, ни размышлять, можно только идти вперёд не раздумывая. Конечно, я мог избрать эту дорогу; но при любом неверном шаге мне грозила опасность, какая грозит акробату под куполом цирка.

    Я всегда считал, что не в силах устоять перед загорелыми женщинами, которые летом весь день плещутся в воде и лежат на солнце. А ты такая белая, как будто вообще не видела солнца. У тебя что-то общее с луной. Глаза серые и прозрачные. А нрав необузданный. Ты нимфа. Редко в ком я так ошибался, как в тебе. Там, где ты, в небо взлетают ракеты, вспыхивают фейерверки, рвутся снаряды; и самое удивительное, что всё это происходит беззвучно.

    Часто я взирал на собственные чувства немного со стороны. Я воспринимал их, так сказать, не в анфас, а в профиль. Они не заполняли меня целиком, а скользили мимо. Сам не знаю почему. Может, это был страх, а может, комплексы. С тобой всё по-иному. С тобой я ни о чём не размышляю. Все мои чувства нараспашку. Тебя хорошо любить и так же хорошо быть с тобой потом. Вот как сейчас. Со многими женщинами это невозможно, да и не хочется. А с тобой не известно, что лучше; когда тебя любишь, кажется, что это вершина всего, а потом, когда лежишь с тобой в постели в полном покое, кажется, что полюбил тебя ещё больше.

    Сегодня ночью мне не хотелось бы спать одной. Будет ветрено. И, если ветер меня разбудит, ты окажешься рядом и успокоишь меня. Мне хочется дать себе волю и расчувствоваться, хочется, чтобы ты меня утешал и чтобы мы заснули, ощущая приближение осени, хочется забыть о ней и снова вспомнить.

    Спасения не было, я это чувствовал, ничто уже не ждало меня впереди, мне оставалось лишь цепляться за этот внезапно появившийся оазис, миг затишья в мире, который, как оползень, неудержимо сползал в пропасть.

    "А счастье там, где нас с тобою нет".

    Все наши громкие слова о счастье бледнеют перед словом "болезнь".

    Несправедливости не существует, есть только невезение.

    ...чувствуешь себя так, будто на голову тебе надели прозрачный целлофановый пакет. Всё видишь, но ничего не понимаешь и ничему не веришь, слышишь только глухие шорохи, живёшь как в безвоздушном пространстве, а очнувшись, чувствуешь, что постарел на много лет.

    Пока старость не наступит, в неё трудно поверить.

    - ...Вера обычно очень стойка.
    - Как и надежда.
    - Надежда более уязвима. Тут можно провести параллель с сердцем и с мозгом. Сердце продолжает биться и тогда, когда мозг уже мёртв.
    - Не слишком ли вы осложняете себе жизнь?
    - Иногда даже автоматы выходят из-под контроля. Они не взрываются, а просто останавливаются.

    Зима пробуждает аппетит. Пока на улицах лежит снег, шоколадное пироженое для меня - лучшее лекарство.

    То, чего меньше всего ждёшь, как раз и случается.

    - Как, по-вашему, теперь выглядит Германия?
    - Родина есть родина...
    - А дерьмо есть дерьмо.

    Но затем я опять оказался во власти воспоминаний, тяжёлого сна или мыслей о роке. И иллюзия избавления внезапно исчезла, словно стая бабочек, побитых градом.

    При свете дня я мог шутить и насмехаться над самим собой, но потом спускались сумерки, и я снова становился беззащитным.

    Если видеть во всём перст судьбы, то нельзя будет и шагу ступить.

    Это уже не было ощущение безнадёжного конца, нет, это было ощущение безнадёжного начала.

    - Но что для тебя самое важное?
    - То, что я люблю тебя. Хотя сейчас не время об этом говорить.
    - Да. Сейчас не время.
    - Почему? Для этого всегда время.

    Просто мы чужие люди, которые случайно прошли вместе какой-то отрезок пути, так и не поняв друг друга...

    Но эти мысли набегали и уносились как ветер, они не порождали ни слёз, ни отчаяния, ибо я твёрдо знал: возврата быть не может, ничто не стоит на месте: ни ты сам, ни тот, кто рядом с тобой. Всё, что от этого остаётся в конце концов, - это редкие вечера, полные грусти, - грусти, которую чувствует каждый человек, ибо всё преходяще, а он единственное существо на земле, которое это знает, как знает и то, что в этом - его утешение. Хотя и не понимает почему.

  • 9 июня 2011 | 21:26 Burns 

    Прощусь, Элиза, я с тобой
    Для дальних, чуждых стран.
    Мою судьбу с твоей судьбой
    Разделит океан.

    Пусть нам в разлуке до конца
    Томиться суждено, -
    Не разлучаются сердца,
    Что спаяны в одно!

    Оставлю я в родной стране
    Тебя, мой лучший клад.
    И тайный голос шепчет мне:
    Я не вернусь назад.

    Последнее пожатье рук
    Я унесу с собой.
    Тебе - последний сердца стук
    И вздох последний мой.

  • 9 июня 2011 | 21:25 Хаус 

    Все лгут.

    Ты разговариваешь с Богом — ты верующий, Бог разговаривает с тобой — ты психически больной.

    [Доктор Хауз чернокожему сенатору]:
    Вы всё равно не станете Президентом, Белый Дом называется белым не из-за цвета стен.

    Если я наслаждаюсь ненавистью к жизни, я не ненавижу жизнь. Я ею наслаждаюсь.

    — Помоги мне избежать этого ужина, и я расскажу, кто пустил слух, что ты транссексуал!
    — Нет такого слуха!
    — Будет, если не поможешь избежать ужина!

    Нет, между любовью и ненавистью не один шаг. На самом деле, между любовью и ненавистью Великая Китайская Стена, и каждые двадцать шагов стоят охранники с оружием в руках.

    Пациент: Но у меня даже ничего не болит!
    Д-р Хаус: Иногда это первый симптом.

    Вы можете верить, сколько хотите, в духов и посмертную жизнь. И рай, и ад. Но когда дело заходит об этом мире, не будьте идиоткой. Потому что вы можете сказать мне, что вы доверяетесь Богу, чтобы прожить день. Но когда вы переходите дорогу, я знаю — вы смотрите в обе стороны.

    Д-р Уилсон (Хаусу): Знаешь, у некоторых врачей есть комплекс мессии — им необходимо спасать мир. А у тебя комплекс Рубика — тебе необходимо решать головоломки.

    Д-р Хаус: Так ты говоришь, что у меня только один друг?
    Д-р Уилсон: И что?
    Д-р Хаус: Есть ещё Кевин из библиотеки.
    Д-р Уилсон: Ну, во-первых, его зовут Карл.
    Д-р Хаус: Я зову его Кевин, это его секретное имя в нашем клубе друзей.

    У всех детей есть одна общая черта — они все кретины.

    Хаус разговаривает по телефону с Уилсоном, находясь у него дома в поисках гитары:
    Хаус: — А что такое «Эль хуэго дель амор»? И зачем их целых десять?
    Уилсон: — Это… теленовелла. Я учу испанский.
    Хаус: — Скажи «Адьёс!»
    Уилсон: — Ты что их стираешь? Хауз, только не финал сезона!
    Хаус: — Я не веду переговоров с террористами!

    Д-р Форман: Мальчик просто сдавал экзамен по математике, а затем внезапно его начало тошнить и он перестал понимать, где он.
    Д-р Хаус: Вот до чего доводит математика.

    Катнер: — А что Кадди делает в вашем кабинете?
    Хауз: — Кроме того, что портит весь фэн-шуй своей задницей, которая выходит на все 8 сторон ба-гуа одновременно?

    Хаус (Кадди): — При покупке машины нужен тест-драйв. Нужно переспать до женитьбы, я не могу нанять команду после краткого собеседования. А вдруг мне секс с ними не понравится.

    Гитлер тоже думал, что оказывает Миру услугу.

    Является ли ложь ложью, если все знают, что это ложь?

    Не грози если не можешь исполнить — это демонстрация слабости.

    Пытаться убедить безумца не делать безумных поступков — само по себе безумие.

    — А как же ваш постоянный тезис, что все лгут?
    — Я солгал.

    Знаешь, через что проходит организм человека во время секса? Зрачки расширяются, артерии сужаются, температура повышается, сердце скачет, давление подпрыгивает, дыхание становится частым и прерывистым, мозг атакуют электрические импульсы, все железы работают, мускулы напряжены так, словно ты поднимаешь вес в три раза больше собственного. Это ужасно, и некрасиво, и безнравственно. И если Господь не сделал бы это таким приятным, человечество уже давно бы вымерло.

    Два плохих дела в сумме не дают хорошее.

    Почти умерла ничего не меняет. Смерть меняет всё.

    — Мужики идиоты!
    — Тут я согласен.

    Ничто не делается просто так. Просто нам не всегда известны мотивы.

    — Есть одно вещество, после применения которого существенно повышается уровень эстрогена в крови…
    — Какое?!
    — Эстроген.

    В жизни у нас 3 пути: быть хорошим, стать хорошим или сдаться.

    — Ребенок появляется. Чейз утверждает, что двое людей обменялись жидкостями, чтобы создать это существо. Я говорю тебе, что один аист принес тебе малыша в пеленке. Ты выберешь первое или второе?
    — Я думаю, Ваш пример некорректен.
    — А я думаю, что твой галстук уродлив.

    — Твое самодовольство довольно привлекательное качество.
    — Благодарю. У меня был выбор между этим и мелированием волос. Самодовольство легче поддерживать.

    — Красота зачастую соблазняет нас на дороге правды.
    — А обыденность пинает нас в яйца.

    — Я не был неправ. Все, что я сказал, было правдой.
    — Значит реальность была неправильной?
    — Реальность почти всегда неправильна.

    Легче умереть, чем наблюдать за тем, как кто-то умирает.

    А ведь именно ошибки делают нас интересными.

    Не нравится ответ — не задавай вопрос.

    Доверие нужно нам для того, чтобы манипулировать людьми.

    — Может быть, это просто Божья воля?
    — Это не моя воля.

    — Вот и славно. Они умрут в один день, а не как обычно, с небольшой разницей в 40 лет…

    — Неудачное время? Где вы?
    — Я в доме твоей подруги, игнорирую стоны и скрипы.

    — Сразу он не умрёт, но будет об этом мечтать

    О Хаусе и Формане
    — Мама, кто эти люди?
    — Это два высокомерных ублюдка, которые спасли тебе жизнь

    — Я буду у себя в кабинете. Наедине с самим собой. В интернете появилось куча новой порнографии, а сама по себе она скачиваться не может.

    — Я шлёпну Кэмерон по попке, Формана обзову ниггером, а Чейза… его я тоже по попке шлёпну…

    — У нас ректальное кровотечение.
    — Что, у всех сразу?

    — Доктор Хаус! Нужна ваша помощь.
    — Нет, спасибо. Слишком много больных. Я могу подхватить что-нибудь

    — Как бы ты чувствовал, если бы я стал вмешиваться в твою личную жизнь?
    — Я это ненавижу. Поэтому у меня хватает ума ее не иметь

    — Если она никогда не целовалась с мальчиками, то скорее всего она никогда не занималась сексом.
    — Скажи это всем шлюхам, которые не хотят целовать меня в губы

    — У тебя что, телефон сдох? Ты его хоть иногда заряжаешь?
    — Их заряжают? А я всегда покупал новый

    — Нельзя ставить диагноз без биопсии.
    — Нет, можно, будем ее лечить. Если ей станет лучше, мы узнаем, что мы были правы.
    — А если мы ошибёмся?
    — Узнаем еще что-нибудь

    — Думаешь, я хочу, чтобы весь мир видел, как ты пялишься на мою задницу и критикуешь мой гардероб?
    — А было бы лучше если бы я пялился на твой гардероб и критиковал твою задницу?

    — Ладно. Я сделаю тебе ребенка. Но сначала ты должна выписать мне Викодин. Только тогда я переживу прелюдию

    — Надо проверить на паразитов, вирусы, бактерии, грибки, прионы, радиацию, токсины, химикаты, а может подхватили с порносайтов. Я проверю интернет, а вы все остальное.

    Кэмерон: Как насчет секса?
    Хаус: Ну, это будет непросто. Мы работаем вместе, я старше, но возможно тебе это нравится.
    Кэмерон: Я имела ввиду, что у него может быть сифилис.
    Хаус: А-а. Хорошая отмазка.

    Хаус: В мире миллион больных людей, почему я должен лечить этого?
    Уилсон: Потому что этот лежит в нашей больничной палате.

    — Почему вы интересуетесь?
    — Почему ты интересуешься, почему я интересуюсь?
    — Просто интересно.
    — Мне тоже.

    — А это что за фигня?
    — Леденцовые трости.
    — Леденцовые трости? Вы издеваетесь надо мной?
    — Нет! Ведь… ведь рождество, и я подумала…
    — Расслабься. Это была шутка.

    Кадди:
    — Мне нужно кое-что с тобой обсудить.
    Хауз (громко):
    — Я не буду снова заниматься с тобой сексом! Первый раз был ужасен!

    — Авария не вызвала кровотечение.
    — Да, кровотечение вызвало аварию, кровь попала на дорогу и стало скользко.

    Уилсон: — Прости за опоздание, это из-за меня, я принимал душ.
    Эмбер: — Тогда мы опоздали из-за меня, ведь душ ты принимал после того, как мы занимались этим…
    Хаус: — А я сходил посрать.

    — Я всё ещё удивлен, что ты вообще находишься в одной комнате с пациентом.
    — Люди не раздражают меня, пока у них не вырастают зубы.

    — Ты меня знаешь. Вражда заставляет меня сжиматься, как… Не могу придумать не сексуальную метафору.

    Кадди: Что ты ему вколол?
    Хаус: Паралитическое.
    Кадди: Зачем ты это сделал?
    Хаус: Кто-то же должен был остановить этот крик.
    Кадди: Но он продолжает мучаться от боли!
    Хаус: Да, зато молча.

    Хаус: Мы все ничтожные, самодовольные твари, ползающие по земле…но не обделены мозгами и поэтому изредка, если сильно постараться, ведем себя как нормальные люди.
    Пациентка: Это значит, что любая жизнь важна для бога.
    Хаус: Но не для меня и не для тебя. Судя по количеству природных катастроф, и не для бога тоже.

    Хаус: Где Чейз?
    Форман: Не видел его с тех пор, как вы вчера сказали ему сидеть на заднице и ничего не делать

    Хаус: Что вы нашли?
    Кэмерон: У вас с Джорджем одинаковый вкус на мебель и женщин.
    Хаус: Датский модерн и русские гимнастки?
    Кэмерон: Пианино и шлюхи.

    — Тогда почему ты ей это позволил?
    — Потому что больница — это ее дитя и дитя заболело. И если она не решит проблему ее голова лопнет… а я не хочу, чтобы меня забрызгало.

    — Ей 37 лет, и она заслуживает…
    — Люди получают то, что получают, и это не имеет ничего общего с тем, что они заслуживают.

    — Разрешишь войти?
    — Валяй. Разрешишь выйти?

    — Просто вместо «тут полная задница» стараюсь говорить «метастазы».

    — А разве нельзя как-то еще забеременнеть? Например, через сиденье унитаза.
    — Несомненно. Правда, между вами и сиденьем нужен еще и парень, но да, несомненно.

    — Будь собой. Холодным, безразличным и отстраненным.
    — Пожалуйста, не сотвори из меня кумира.

    — Пациенты всегда хотят доказательств, мы здесь не автомобили делаем, мы не выдаем гарантий.

    Им хочется верить, что они построили лучший мир. А на самом деле здесь одно рафинированное отчаянье.

    (лежит в карцере):
    — Дверь не закроете? А то весь холод выпустите.

    Я ссорюсь и с теми, с кем не спал. Я душка.

  • Друг без друга у нас получается все
    В нашем жизненном трудном споре.
    Все свое у тебя, у меня все свое,
    И улыбки свои, и горе.

    Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
    И, вчерашнего дня не жалея,
    Вдруг решили и новой дорогой пошли,
    Ты своею пошла, я - своею.

    Все привольно теперь: и дела, и житье,
    И хорошие люди встречаются.
    Друг без друга у нас получается всё
    Только счастья не получается...

  • 9 июня 2011 | 21:24 М.Цветаева 

    Осыпались листья над Вашей могилой,
    И пахнет зимой.
    Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
    Вы всё-таки мой.

    Смеетесь! — В блаженной крылатке дорожной!
    Луна высока.
    Мой — так несомненно и так непреложно,
    Как эта рука.

    Опять с узелком подойду утром рано
    К больничным дверям.
    Вы просто уехали в жаркие страны,
    К великим морям.

    Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
    Смеюсь над загробною тьмой!
    Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала —
    Домой!

    Пусть листья осыпались, смыты и стерты
    На траурных лентах слова.
    И, если для целого мира Вы мертвы,
    Я тоже мертва.

    Я вижу, я чувствую, — чую Вас всюду,
    — Что ленты от Ваших венков! —
    Я Вас не забыла и Вас не забуду
    Во веки веков!

    Таких обещаний я знаю бесцельность,
    Я знаю тщету.
    — Письмо в бесконечность. — Письмо в беспредельность. —
    Письмо в пустоту.

  • 9 июня 2011 | 21:23 Женщина.А.Блок 

    Да, я изведала все муки,
    Мечтала жадно о конце...
    Но нет! Остановились руки,
    Живу - с печалью на лице...

    Весной по кладбищу бродила
    И холмик маленький нашла.
    Пусть неизвестная могила
    Узнает всё, чем я жила!

    Я принесла цветов любимых
    К могиле на закате дня...
    Но кто-то ходит, ходит мимо
    И взглядывает на меня.

    И этот взгляд случайно встретя,
    Я в нем внимание прочла...
    Нет, я одна на целом свете!..
    Я отвернулась и прошла.

    Или мой вид внушает жалость?
    Или понравилась ему
    Лица печального усталость?
    Иль просто - скучно одному?..

    Нет, лучше я глаза закрою:
    Он строен, он печален; пусть
    Не ляжет между ним и мною
    Соединяющая грусть...

    Но чувствую: он за плечами
    Стоит, он подошел в упор...
    Ему я гневными речами
    Уже готовлюсь дать отпор, -

    И вдруг, с мучительным усильем,
    Чуть слышно произносит он:
    "О, не пугайтесь. Здесь в могиле
    Ребенок мой похоронен".

    Я извинилась, выражая
    Печаль наклоном головы;
    А он, цветы передавая,
    Сказал: "Букет забыли вы". -

    "Цветы я в память встречи с вами
    Ребенку вашему отдам..."
    Он, холодно пожав плечами,
    Сказал: "Они нужнее вам".

    Да, я винюсь в своей ошибке,
    Но... не прощу до смерти (нет!)
    Той снисходительной улыбки,
    С которой он смотрел мне вслед!

    Август 1914

  • 9 июня 2011 | 21:23 А.Блок 

    Когда ты загнан и забит
    Людьми, заботой иль тоскою;
    Когда под гробовой доскою
    Все, что тебя пленяло, спит;
    Когда по городской пустыне,
    Отчаявшийся и больной,
    Ты возвращаешься домой,
    И тяжелит ресницы иней,-
    Тогда - остановись на миг
    Послушать тишину ночную:
    Постигнешь слухом жизнь иную,
    Которой днем ты не постиг;
    По-новому окинешь взглядом
    Даль снежных улиц, дым костра,
    Ночь, тихо ждущую утра
    Над белым запушенным садом,
    И небо - книгу между книг;
    Найдешь в душе опустошенной
    Вновь образ матери склоненный,
    И в этот несравненный миг -
    Узоры на стекле фонарном,
    Мороз, оледенивший кровь,
    Твоя холодная любовь -
    Все вспыхнет в сердце благодарном,
    Ты все благословишь тогда,
    Поняв, что жизнь - безмерно боле,
    Чем quantum satis* Бранда воли,
    А мир - прекрасен, как всегда.

  • 9 июня 2011 | 21:22 Янгел Блюзоу 

    Я напишу портрет твоей души
    В прозрачной дымке летнего тумана,
    Едва рождённого в заутренней тиши
    От близости земли и океана…

    Мне будет тихо говорить волна,
    Какие линии верны, иль ложны…
    Я буду мудрости волны полна,
    И точности – насколько можно.

    И буду долго, слушая прибой,
    Глядеть, как луч качается на буе,
    А неба профиль серо-голубой
    Сливается с водою в поцелуе…

    И мне, молчащей в этой тишине,
    Несносным станет плеск волны о камни
    И я уйду, печальная вдвойне,
    Искать её... Она как жизнь нужна мне,

    Твоей души заветная скрижаль,
    Невиданная смертными доселе…
    И съёжится в комок горизонталь
    Изрядно перебравши акварели…

  • 9 июня 2011 | 21:22 ^^ 

    Сейчас придётся немножко загадить блог цитатами, стихами т.д. =) 

  • 5 июня 2011 | 00:57 why 

    Почему так часто мы оставляем на потом самые важные слова и признания? Надеемся, что всегда успеем их сказать. А может нужно говорить тогда, когда родной человек рядом, а не ждать особо момента?.. Ведь может случиться так, что потом просто некому будет говорить...

    ©

     

    Подумайте... и скажите.. 

  • Ну что поделать, если ему больше не хочется практически ничего для меня делать.. 

    Сама виновата. Сама своими загонами всё уничтожила. Нет, не всё конечно. Но определённо теперь нужно многое попытаться возродить.. 

    Люблю себя в таком настроении.. когда вроде есть повод расстроиться (настоящий повод), а я не расстраиваюсь. Я нашла причину в себе - и нормально.. Мне проще чувствовать виноватой себя и знать, быть уверенной, что причина во мне, чем винить кого-то ещё и непонятно в чём и почему. 

    Я люблю Егора. Каким бы он ни был, это именно то, чего я достойна. Я знаю.. А он хороший.. просто иногда чуть менее внимательный и..  *тут немножко захотелось плакать... сдержалась*

    Спокойной ночи.. 

  • 30 мая 2011 | 13:48 the most horrible 

    Do you know what's the most horrible in the relationships?  When you feel that you're no more the goal; you're something received already. And there's no more sense to fight for you. Do you know how it feels? It's bad. It's like you're just a doll, you're always here, whenever he wants to play with you. 

    I know he loves me. He really does. But sometimes he just forgets that I need to feel this, really FEEL... Not just know. 

    And now this is it: I know, but I don't feel.

  • 3 мая 2011 | 21:34 oh simple thing 

    Начинается, наверное, период под названием "какого я собственно делаю на филфаке?". Меня задолбало читать, писать и вообще что-либо делать=) Всё. Не могу. Нееее моооогуууу. 

    Это наверняка результат почти недельного выходного. Вольюсь завтра в рутину и всё станет на свои места, да? Да. 

    Выбора нет=( 

    Я бы не исполнила свою до сих пор периодически появляющуюся мечту, даже если бы у меня спросили сейчас, хочу ли я этого, даже если бы мне дали возможность. Весело, неоднообразно, да.. Может, это даже то, чего я на самом деле хочу. Но это не то, что мне нужно. Даже не мне..а просто нужно. 

    Короче, продолжаем жить как жили. Без амбиций)

  • Omne initium difficile est. (Всякое начало трудное)

    Я тут подумала. Наверное, это высказывание в отношениях не работает.
    В любви наоборот, сначала всё легко и просто, бабочки, жучки, паучки, встречи, прогулки, приятные сюрпризы, первые подаренные цветы, неуверенные и неловкие первые поцелуи, которые постепенно перерастают в желание большего - и пошло-поехало...

    Начинать любовь всегда легко и приятно. Главное, наверное, - решиться начать. Рискнуть собственной свободой и быть готовым наплевать на свои принципы при необходимости. Не каждый может, как показывает время и жизнь.

    Потом всё сложнее и сложнее. Появляются поводы для мелких и 'не очень' ссор, в отношениях всё больше рутины, они уже становятся ЕЁ частью. Бабочки и остальные насекомые куда-то исчезают. Романтики и след простыл, кажется.
    И вы расстаётесь. Расстаётесь, потому что ушло всё, из-за чего вы 'начинали друг друга любить'...

    Так вот. Расстаться - самый простой выход из ситуации, самое простое решение проблем. Да, сразу непривычно, непонятно, нужно ведь привыкнуть к отсутствию человека в твоей жизни.. Потом - осознание свободы, возможности "начать новую жизнь" и тому подобное. Ну и впоследствии наверняка будут очередные отношения, которые закончатся крахом, когда пропадёт романтика и насекомые.

    Бежать от проблем всегда легко. Сдаваться - пожалуйста, тут ничего сложного нет! Строили-строили, плюнули, разрушили - и к новому 'строительному объекту', повторять историю.
    Любая пара проходит через кучу дерьма, и каждая из них - примерно через одну и ту же. Кто-то сдаётся.. А кто-то идёт дальше, крепко держась за руки. И у таких всегда будет и романтика, и насекомые.

    Я думаю, у любви не может быть конца. И у всего, что её касается, - тоже.
    Даже прожив вместе с женщиной 20 лет, мужчина может, как неопытный школьник, посмотреть ей в глаза и сказать: "Я тебя люблю", при этом глупо-глупо улыбаясь. А женщина, радуясь внутри, с лёгкой улыбкой может ответить ему: "Дурак ты, Сергей!"
    Я видела это. Я правда видела.

    Начало лёгкое.. Продолжение трудное.. А конец? А конца нет. У любви не бывает конца, повторюсь.
    А вот у жизни бывает. И дай бог, чтобы где-то в конце вашей жизни вы посмотрели на дряхлого старичка или смешную маленькую старушку, сидящего или сидящую рядом с вами на диване перед телевизором, и поблагодарили бога за то, что он дал вам силы пройти вместе этот долгий и трудный путь.

    В общем, это всё. Счастья и сил всем, кто это прочитал.

    Ну а Мы, пожалуй, пойдём дальше.

  • 5 апреля 2011 | 22:55 you could be happy, i hope you are (c) 

    Я - искатель возможностей. Он - искатель причин. 

    Всё же так, ещё раз убедилась. Очередной раз.. 

    С этим или смиряйся, или вали к чёртовой матери. не хочу валить. Может, наладится? утрясётся? привыкнется? 

    Ай не реву я. :\